Студенецкая Е. Н. Цветовая гамма и силуэт мужского и женского костюма (из книги "Одежда народов Северного Кавказа XVIII-XX вв.")

Студенецкая Е. Н. Цветовая гамма и силуэт мужского и женского костюма / Одежда народов Северного Кавказа XVIII-XX вв. М.: Наука, 1989. C. 213-227.

     Одним из определяющих моментов в характеристике одежды является ее цветовая гамма в целом, а также предпочтительный цвет того или иного предмета. Иногда это было настолько характерно, что входило даже в этноним: например, каракалпаки, карапапахи (за черный цвет головного убора). Чаще всего такие этнонимы появляются у соседей этих народов, которым в глаза бросался какой-то особенно приметный и стойкий признак в одежде.
     Цветовая гамма традиционного костюма зависит в первую очередь от возможностей получения материалов для одежды в своем хозяйстве или извне, но вместе с тем, так же как силуэт, она выражает и вкус того или иного народа. Сопоставим, например, одежду узбеков и таджиков с туркменской. По сравнению с яркостью и цветовым разнообразием (даже пестротой) их одежды туркменская мужская и женская одежда, в которой преобладает глубокий темно-красный цвет, кажется вообще монохромной, хотя это и не так. Предпочтение темно-красного цвета не случайно и выражает национальный вкус. Достаточно вспомнить, что основной цвет туркменских ковров тоже темно-красный.
     Попробуем выявить цветовую гамму в одежде народов Северного Кавказа. Наибольший материал для суждений мы имеем на конец XIX в. Дело не только в том, что для этого периода имеется больше вещевых образцов одежды, но именно в это время, когда получение фабричных тканей стало доступным довольно широким слоям населения, можно выяснить и национальные вкусы. Наличие определенной «избирательности», предпочтения того или иного цвета или рисунка ткани при возможности выбора всегда является показателем устойчивых и давних традиций народа.
     Мужская одежда этого периода характеризуется общей сдержанностью и строгостью расцветки с преобладанием темных цветов, иногда сочетающихся с белым. Почти все ткани одноцветны и не имеют рисунка. Но можно проследить излюбленные цвета и их сочетания в костюме разных народов.
Чеченец. Лезгин     Основной тон костюму задавала черкеска, которую шили из домотканого сукна натуральных цветов или окрашенного домашними средствами (овцы местных пород давали преимущественно черную и бурую шерсть, белая шерсть имелась в небольшом количестве, серый цвет получался из смешения черной и белой шерсти). Чисто белые черкески, черкески светло-коричневых (беж) тонов были редки, считались праздничными и встречались у представителей социальной верхушки, главным образом у адыгских народов и у плоскостных осетин.

Чеченец. Лезгин. Иллюстрация из книги Г. Ф. Паули "Этнографическое описание народов России". 1862 г.

В массе же кабардинцы, адыгейцы, черкесы носили черные, серые, коричневые и реже бурые черкески. У карачаевцев преобладали черные черкески, но многие из них носили и черкески коричневых тонов. У балкарцев, осетин-горцев, отчасти чеченцев для черкесок был характерен более всего коричнево-бурый цвет. У осетин изредка встречались черкески красноватого тона. Представители зажиточных слоев населения Осетии и Чечено-Ингушетии носили праздничные черкески из тонкого фабричного сукна черного, а в отдельных случаях темно-красного цвета.
     Большую роль в создании цветовой гаммы костюма играли ноговицы. Их делали чаще всего из домотканого сукна, черного, коричневого, бурого, серого, или из черного сафьяна. Добавьте к сказанному черные бурки, черные, реже коричневые барашковые папахи, тех же цветов войлочные шляпы, серо-белую нагольную овчинную шубу, черную, коричневую или серо-белую (сыромятную) обувь – скромность и известная мрачность общего колорита мужской одежды народов Северного Кавказа станет ясной.
     Особо следует остановиться на расцветке такой части мужского костюма, как бешмет, в связи со спецификой его назначения. Бешметы, служившие повседневной домашней или рабочей одеждой, шили из тканей темных цветов – черной, коричневой, темно-серой. Это могла быть шерстяная домотканая или фабричная материя типа «чертовой кожи», сатин, ситец. Как видим, в этом варианте употребления бешмет не выпадал из общей цветовой гаммы мужской одежды.
Осетин. Кабардинец     Но в других случаях, когда бешмет надевали под черкеску, допускались другие цвета. Такой бешмет шили из покупных тканей, в том числе тонкой шерстяной материи, а также плотного шелка, чесучи, восточных полосатых тканей. Встречались бешметы оранжевого, светло-синего, зеленого, коричневого цветов, иногда с неброским мелким рисунком (клеточка, полоска). В вырезе черкески были видны грудь бешмета, его высокий воротник, а при ходьбе – низ полы. При общей строгости костюма бешмет ярких цветов несомненно служил оживляющим моментом. Но более «благородными» считались все же бешметы белого и черного цвета.

Осетин. Кабардинец. Иллюстрация из книги Г. Ф. Паули "Этнографическое описание народов России". 1862 г.

     Местные вкусы требовали определенных соотношений цветов черкески и бешмета. Считалось, что к черной черкеске особенно подходит бешмет белый или светлых топов и наоборот: к светлой черкеске – темный бешмет. Особенно строго соблюдалось это у адыгских народов и осетин в праздничной одежде. Но не исключалось и сочетание черной черкески (чаще с белыми или серебряными газырями) с черным же бешметом.
     Оживляющим пятном в костюме мог быть и башлык. Обычные дорожные башлыки шили из домотканого сукна черного и коричневого цветов. Но нарядный праздничный башлык, украшенный галунами, басонными кисточками, а иногда и вышивкой, делали из тонкого белого местного сукна, из золотистых верблюжьих сукон или фабричного сукна иногда довольно ярких тонов – красного, малинового, оранжевого, синего. Такие яркие башлыки надевала молодежь в торжественных случаях. Черкес из Анапы.
     Ограниченность материалов, относящихся к XVIII – первой половине XIX в., затрудняет выяснение вопроса о том, насколько данная цветовая гамма традиционна или она характерна лишь для конца XIX в. Видимо, в более ранний период мужская одежда была более красочной, во всяком случае у местной знати. Наряду с описанием и изображением черкесок из черной, коричневой и серой ткани домашнего изготовления в источниках встречаются упоминания о красной, желтой, оранжевой, голубой верхней одежде, сшитой из тонких привозных сукон. Рубахи были белые или красные, бешметы белые или цветные.

                                                           Черкес из Анапы. Иллюстрация Г. Г. Гагарина (1810-1893).

Довольно часто упоминаются белые холщовые или суконные штаны, а также синие, красные, голубые. Суконные ноговицы часто делали двухцветных контрастных сочетаний: красные с черным, желтые с черным и т. п. Расцветка обуви была обусловлена социальными различиями. Как отмечено в ряде источников, обувь из красного сафьяна была признаком княжеского происхождения, желтая – дворянского. Крестьяне делали обычную обувь из сыромятной кожи, иногда шерстью вверх, а праздничную – из черной кожи, иногда шагрени или сафьяна. Кстати, большинство черкесов на рисунках XVIII в. изображены в красной обуви, т. е. это лица княжеского происхождения. И во второй половине XIX в. красную обувь надевала местная знать.
Натухаец.     Головные уборы адыгские феодалы также часто делали из ткани красного, оранжевого, реже других цветов.
     Наиболее стойко соблюдалась традиция в расцветке обуви, менее всего – в цвете штанов. Представить себе адыга конца XIX в. в белых штанах невозможно. И в более раннее время белые штаны носили главным образом западные адыги, которые были связаны с Турцией, где они покупали белые ткани, а ранее делали их и сами.

Натухаец. Иллюстрация Г. Г. Гагарина (1810-1893).

     Расцветка одежды адыгских крестьян XVIII в., которую шили в основном из домотканины, видимо, была ближе всего к цветовой гамме одежды конца XIX в., не только более доступной, но и более практичной. Этот мотив звучал и в рассказах стариков – наших информаторов: «Белую бурку или черкеску мог иметь только тот, у кого про запас были несколько черных или бурых».
     Как известно, сведения об одежде осетин и в особенности ингушей и чеченцев первой половины XIX в. беднее аналогичных данных по адыгам. Что же касается многих предметов одежды, находимых в склепах, то они не сохранили своей первоначальной расцветки. Материалы из склепов по осетинам указывают на значительную роль белой ткани (холста) в сочетании с цветными, а иногда рисунчатыми тканями. Белыми были рубахи, штаны, бешметы, иногда «халаты». Но часто последние делали из дорогих цветных или пестрых тканей. Примерно та же картина наблюдается по материалам ингушских склепов. Если верхней одеждой была черкеска, то ее шили из сукна коричневого, бурого, рыжего цветов. Стеганые шапки часто были белыми. Возможно, что белый цвет был особенностью погребальной одежды, символом чистоты. Жрецы местных святилищ во время служения носили белую одежду. Обувь красного цвета встречалась в этот период у осетин и ингушей, но служила ли она здесь признаком высокого происхождения – неясно.
Ярошенко Н. А. Кабардинка. 1880.     Для женской одежды народов Северного Кавказа также характерно преобладание одноцветных тканей. Слово «пестрый» – ала, къолан (карачаевцы), къулэн (кабардинцы) – в применении к одежде служило синонимом безвкусицы.
     В конце XIX – начале XX в. использовали и считали красивыми ткани жаккардные, но только в тех случаях, когда рисунок отличался от фона не цветом, а фактурой. Иногда шили одежду из тяжелого шелка жаккардного тканья в два – три оттенка, но не контрастных цветов. В бумажных тканях предпочитался мелкий неяркий рисунок (полоски, мелкий горошек, клетка, цветочки). Такие ткани употребляли на рубахи, повседневные платья. Традиция выбора одноцветных тканей, даже на праздничные платья, сохранилась до 40-х годов XX в.

                                                                                                Кабардинка. 1880. Картина Н. А. Ярошенко.

     Особой строгостью в расцветке одежды отличались кабардинцы и другие адыгские народы.
     В женской одежде предпочитался красный цвет, в основном его темные тона. Темно-красный, бордо, вишневый бархат или шелк использовали для платьев, кафтанчиков, нагрудников, нарукавных подвесок, шапочек. Из темно-красного, часто переливчатого (сен жан) шелка, а также сатина, кумача, окрашенного холста шили рубахи и штаны. Из красного сафьяна делали праздничную обувь, иногда девичьи кожаные корсеты. Как известно, красный цвет у многих народов играл особую роль как цвет жизни, плодородия, солнца и т. п. Иногда он широко использовался в вышивке, нашивках, украшавших женский костюм, особенно это характерно для народов Поволжья, славян.
Черкешенки из Геленджика.     Может быть, именно представление об особом значении и «силе» красного цвета было причиной того, что еще в средневековый период он у адыгских народов стал привилегией местных феодалов. Девушки из семей феодалов носили шапочки красного цвета, а все остальные – любого другого (Бларамберг, 1830–1840 гг.). В Кабарде XIX в. красное платье разрешалось носить только женщинам «благородного» (князья и дворяне) происхождения. Интересно, что, видимо, тяготясь однообразием, женщины некоторых княжеских семей расширили свои «права». При этом женщинам зависимых сословий запрещалось носить платья того цвета, какой был у их владелицы – княгини. В последней трети XIX в. красный цвет в одежде кабардинцев, а также карачаевцев и балкарцев, приобретает распространение у всех слоев общества, но по-прежнему в праздничной одежде.

Черкешенки из Геленджика. Иллюстрация Г. Г. Гагарина (1810-1893).

     Другим весьма распространенным цветом женской одежды независимо от возраста и социального происхождения был черный. Из черного шелка, тонкого фабричного сукна, иногда бархата, а также атласа, ластика, сатина шили платья, теплые стеганые капталы, кафтанчики, черными тканями покрывали овчинные шубы, делали шапочки, нарукавные подвески. Охотно носили и черные шали. Черными были платочки, закрывавшие головы замужних женщин.
     Праздничную одежду и шапочки украшали серебряными и золотыми галунами и таким же шитьем, выделявшимися на глубоком красном или черном фоне. Это сочетание было очень красивым и строгим и свидетельствовало о хорошем вкусе. Изредка встречались в верхней одежде (платьях) цвета темно-синий, блекло-зеленый, табачный.
     Ярко-красные, оранжевые, малиновые ткани, так же как шелка светлых цветов, для платьев почти не употребляли, но их выбирали на праздничные рубахи. Для праздничных штанов предпочитали покупать красный шелк разнообразных оттенков, для повседневных – темные ткани. Позднее, когда рубахи приблизились по своей функции к белью, а распашные платья начали вытесняться закрытыми, рубахи и штаны стали шить из тканей светлых, часто белых, гладких или с мелким рисунком.
     Еще одной особенностью, отличавшей вкус адыгских женщин, в частности кабардинок, было определенное сочетание цветов, цветовая гамма в целом. В костюме должны были выдерживаться либо теплые (предпочтительно), либо холодные тона. Черный и белый считались нейтральными и допустимыми в сочетании с любыми другими цветами. Хетагуров К. Л. Осетинки варят арык.
     При темно-красном платье рубаха могла быть темно-красной, вишневой, оранжевой, палевой, розовой, белой, но не зеленой, синей или голубой. Синее платье сочеталось с синей (другого оттенка), голубой, белой рубахой, хотя допускалась и бледно-желтая или бледно-розовая. Сочетание синего с красным, красного с зеленым считалось безвкусным и встречалось крайне редко, при этом оба цвета должны были быть приглушенных неярких тонов. Светлое платье носили девушки довольно редко и в основном уже в начале XX в.

    Осетинки варят арак. Картина Хетагурова К. Л. ( 1859-1906).

     Согласование цветов отдельных предметов одежды иногда обусловливалось историей их развития. Так, женские кафтанчики чаще всего делали черного или темно-красного цвета. Сохранение этих же цветов характерно и для их рудиментов – нагрудников, поясных подвесок и нарукавников, имитировавших кафтанчик в более позднее время. Одинаковыми по цвету и отделке были отдельно надеваемые рукава и юбка, имитировавшие праздничную рубаху. Иное положение с нарукавными подвесками, являвшимися рудиментами цельных рукавов с лопастями. Они были, за редкими исключениями, черного или темно-красного цвета, но надевались к любому праздничному платью. Может быть, это объясняется тем, что они «оторвались» от платья давно, еще в середине XIX в., и их принадлежность к рукаву платья была забыта.
     Приведенный материал по адыгским народам, прежде всего по кабардинцам, интересно сопоставить с более ранними сведениями XVIII – первой половины XIX в. Согласно имеющимся у нас для этого периода данным, наиболее устойчивой является традиция красного цвета для обуви, шапочек и кафтанчиков женщин высших сословий. Что же касается платьев, то в этот период они, как и рубахи, были по расцветке более разнообразны (зеленые, черные, желтые, коричневые, голубые, синие, белые и т. п.). Возможно, конечно, что авторы иллюстраций допускали вольности в раскраске. Но чем тогда объяснить выдержанность красного цвета для шапочек и обуви? Видимо, праздничную одежду шили из привозных тканей довольно широкого выбора. Одежда простых женщин, делавшаяся из домотканого сукна, хлопчатобумажных тканей и холста, была и темнее и скромнее.
     Балкарцы и особенно карачаевцы в конце XIX в. также предпочитали красные и черные цвета, но в их одежде можно было встретить и более яркие ткани. Стеганые капталы для молодых замужних женщин иногда покрывали ярко-красной, голубой, зеленой тканью, а также полосатым и клетчатым шелком, хотя чаще встречались черные капталы, пригодные для всех, возрастов. Черный цвет преобладал в кафтанчиках. Праздничные платья шили не только из красной ткани, но и зеленой, табачной, ярко-синей, темно-голубой, а иногда из шелка с цветами или в полоску и клетку.
     В праздничной одежде девушек, особенно в Балкарии, встречались светлые (белые, розовые) платья, в чем, возможно, сказалось влияние соседней Осетии.
     Пестрые ткани, преимущественно красных оттенков, в Карачае и Балкарии допускались для женских штанов. Менее строги были к сочетаниям цветов в одном костюме.
     В женской одежде осетин по материалам конца XIX – начала XX в. отдавалось предпочтение одноцветным без рисунка тканям: у молодых – светлым (белый, розовый, голубой, салатный, желтый, реже красный цвет), у более старших – темный (черный, синий, коричневый, темно-зеленый и т. п.). Черные и вообще темные платья носили и молодые, но главным образом в качестве повседневной одежды. Особого предпочтения темно-красного цвета, столь характерного для адыгских народов и карачаевцев, у осетин не отмечается. Можно сказать, что при темных платьях носили обычно светлые рубахи, а при светлых платьях – темные. У адыгских же народов рубаха, как правило, была светлее платья.
     У ингушских и чеченских девушек в праздничной одежде были приняты светлые и яркие тона. Платья-рубахи, особенно в начале XX в., делали и из пестрых тканей. Таким образом, цветовая гамма женской одежды от Западного Кавказа к Восточному изменялась в сторону посветления и меньшей цветовой строгости и сдержанности.
Осетины, черкесы, кабардинцы, чеченцы в конце 19 века. Хромолитография.     Материалы XVIII – первой половины XIX в. отмечали для женской одежды осетин, чеченцев и ингушей как характерные красный и синий цвета, часто в сочетании. При синей рубахе-платье могли носить красные штаны и наоборот. В красную рубаху со спины вшивали кусок синей ткани и т. п. Сочетание такого рода, как мы знаем, для адыгских пародов считалось невозможным. Наряду с этим источники упоминают белую верхнюю одежду («бешмет», «архалук») для девушек и черную для пожилых женщин.

Справа налево: осетины, черкесы, кабардинцы, чеченцы (конец 19 века). Хромолитография.

     Расцветка девичьих и женских головных уборов в большей степени сохраняла традиции. Преобладающим цветом девичьих шапочек везде, где их носили, был темно-красный. Изредка встречался черный (у адыгских народов). Другие цвета на шапочках появлялись в исключительных случаях и лишь тогда, когда ансамбль костюма в целом задумывался не в традиционных тонах.
     Столь же устойчив был черный цвет для платка (или чухты), закрывавшего волосы женщины после рождения ребенка. Иногда на таком платке допускалась узкая цветная каемка. Предпочтительным цветом девичьей шали или платка у всех народов был белый. Белым, особенно в XVIII–XIX вв., было покрывало адыгских замужних женщин знатного происхождения.
     Платки и шали в основном покупали готовыми, и расцветка их зависела не только от спроса, но и от предложения, а также текущей моды. Они бывали различными и по расцветке и по рисунку. Однако и здесь выявлялись особенности вкуса народа. Более яркие расцветки платков можно было встретить в Карачае, Балкарии и в особенности в Чечне. Платок часто являлся самым ярким пятном в костюме.
     Итак, если на Северо-Западном Кавказе цветовая гамма женской одежды изменялась во времени от более яркой к более строгой, менее полихромной, то на Центральном и Северо-Восточном Кавказе наблюдалась обратная картина. К концу XIX в. возросло разнообразие расцветки, увеличился удельный вес светлых цветов в праздничной одежде, стали носить и пестрые ткани. Возможно, что в этом сказалось влияние таких городов, как Владикавказ и Грозный с их многонациональным, но в основном русским населением, а также торговые связи с Закавказьем.
     Как видно из вышеизложенного, цветовая гамма в национальной одежде является одним из важных признаков и даже при сходстве покроя и состава одежды позволяет выявить этническое своеобразие. Именно это побудило нас посвятить данной теме специальный раздел работы.
     Нам представляется весьма интересным, кроме цветовой гаммы, остановиться на силуэте костюма в целом, что также характеризует вкусы народа и его представления о красоте человека. Термин «силуэт» применяется современными модельерами для наиболее лаконичной и выразительной характеристики стиля костюма в целом. Нам кажется весьма полезным введение его и в этнографические работы по одежде.
     Одежда женщин Северо-Западного и Центрального Кавказа характеризуется прилегающим силуэтом одежды с затянутой талией и плавно расширяющейся линией книзу. Платье-рубаха женщин восточных районов дает более свободный силуэт прямого или трапециевидного характера. Это подчеркивается и характером ткани платья, более легкой, чем на западе.
     Мужская одежда чеченцев и ингушей при том же составе и покрое, что и у других народов Северного Кавказа, отличается большей свободой в манере ношения, что также определяет силуэт.
     Черкеску и шубу часто носили нараспашку даже нестарые люди, это правда, не касалось праздничного костюма молодых мужчин.
     Изменение в силуэте, так же как и в цветовой гамме, идет по направлению с запада на восток. Более многоцветная и яркая одежда чеченок имела и более свободный силуэт, что сближает ее с одеждой соседних народов Дагестана. Вайнахо-дагестанская общность в одежде и украшениях имеет давнюю традицию, на что указывают и археологические данные.