Позы тела во сне

Данкелл С.

     Моя пациентка, молодая женщина, лежит на психоаналитической кушетке, демонстрируя позу, в которой спит. Она уже описала эту позу словесно, но я попросил ее продемонстрировать. Так достигаются три цели: во-первых, это дает ей ощущение личного участия в эксперименте (разыгрывается нечто вроде психоаналитической драмы); во-вторых, то, что она мне рассказала, получает конкретное подтверждение; и, наконец, это позволяет мне подметить детали, которые она, возможно, не сочла достаточно важными для подобного описания.
     Молодая женщина приняла одну их четырех основных, базовых поз – "зародыш". Она лежит на боку свернувшись, ноги согнуты в коленях, колени подтянуты как бы в попытке достать ими подбородок. Все тело свернуто в клубок (калачиком).

   Поза сна "зародыш"

     Объясняя значение этой позы, я не пользуюсь методом метафор или символов. Я умышленно избегаю набора стандартных символов с заданными значениями, которые употребляются в традиционном толковании снов… <…> Я замечаю, что человек, лежащий в этой позе, скрывает лицо и большую часть внутренних органов, причем он может свернуться вокруг какого-то предмета, например подушки, служащей чем-то вроде сердечника. Руки и ладони замыкают кольцо, обхватывая колени, или подсовываются таким образом, чтобы еще больше закрыть центр тела.
     Из общего впечатления, которое дает мне эта поза, я замечаю, что данный индивидуум еще не осмелился развернуться, подставить себя событиям жизни. Такой человек спит и живет подобно плотно свернутому бутону, не позволяя себе раскрыться. Она (или он) сопротивляется попыткам подвергнуть себя полному, открытому опыту радостей и трудностей жизни.
     Кроме того, я рассматриваю позу спящего в ее отношении к пространству постели.
     Те люди, которые принимают позу "зародыша", имеют тенденцию занимать углы постели, обычно верхние, отворачивая лицо наружу (от стены).
     В дневном мире, как и в позе сна, такие люди проявляют сильную потребность в защите и в "сердечнике", вокруг которого они могут организовать свою жизнь и от которого могут зависеть. Обычно они придерживаются зависимого поведения, которое обеспечивало им безопасность в ранние годы жизни.
     Основная поза, которую принимает индивидуум во сне, столь же показательна по отношению к его образу жизни, как и все другие показатели, с которыми мы встречаемся на сеансах терапии: личностные характеристики, реакция на себя и людей как в прошлом, так и во время проведения исследований, а также материалы сновидений.

   Поза "простертая"

     Посмотрим, например, на вторую из основных поз сна – "простертую". Как уже отмечалось, она отражает попытку обрести господство над пространством постели, охватить его как можно полнее, сделав его своим владением.
     Лежа лицом вниз, обычно с руками, закинутыми выше головы, вытянутыми ногами и слегка раздвинутыми ступнями, спящие в такой позе как бы защищают себя от неприятных сюрпризов ночного поведения. Если им не удается таким образом доминировать на постели, они чувствуют себя уязвимыми. Эти люди обнаруживают аналогичную потребность регулировать события дневной жизни: они не любят неожиданностей и организуют свою жизнь так, чтобы, насколько возможно, этого избегать. Например, они почти всегда приходят в назначенное время, и их беспокоит, когда другие опаздывают. Они пекутся о деталях, точны и аккуратны, и если что-то препятствует их "доминирующим потребностям", они удвоят усилия, чтобы привести мир в согласие со своими предписаниями. Тот, кто чувствует себя особенно неуютно при встрече с неожиданностью, может, подобно молодой женщине, упомянутой в предисловии, спать не просто в "простертой" позе, но и по диагонали, пытаясь достигнуть еще более полного господства над миром сна.

   Поза "королевская"

     Третья основная поза – сон на спине. Древняя пословица гласит: "Король спит на спине, мудрец – на боку, а богач – на животе". И в самом деле, я нашел, что тот, кто спит в "королевской" позе, обычно чувствует себя королем или королевой в своем сне, так же как и в дневном мире. Обычно такие люди были любимыми детьми или детьми, которые находились в центре внимания. Многие профессиональные актеры любят спать в этой позе, возможно, потому, что она совпадает с позой, в которой они принимают аплодисменты публики. В театральном ли мире или вне его – те, кто спит в "королевской" позе, обычно обладают чувством безопасности, уверенностью и силой личности, которая позволяет принять окружающий мир со всем тем, что он им предлагает.
     И днем, и во сне они чувствуют себя в мире как рыба в воде. Они открыты всему, рады давать и принимать, так же как их любимая поза во сне оставляет их открытыми перед миром ночи.
     Но если говорить о том, какая поза чаще всего встречается у людей во сне, то я бы назвал позу "полузародыша". Согласно исследованию, проведенному Борисом Сидисом в Гарварде в 1909 году, 75% тех, кто был правшой, спали главным образом на правом боку – и не только когда засыпали, но и позже, во время более глубоких фаз сна. Хотя большинство из них переворачивались в течение ночи на другой бок, правши отдавали четкое предпочтение правому боку, а левши – левому.
     Сон в позе "полузародыша", т. е. на боку со слегка подтянутыми коленями, имеет то физическое преимущество, что такое положение тела сохраняет тепло, но при этом не препятствует циркуляции воздуха вокруг тела. Кроме того, защищена центральная часть тела, особенно ее главный орган – сердце. Поза "полузародыша" обеспечивает большую маневренность в течение ночи, чем любая другая из основных поз, поскольку позволяет поворачиваться с боку на бок, не разрушая конфигурации тела. Очевидно, что в "простертой" позе или в позе на спине возможности движений, которые еще сохраняют позу, более ограничены.

   Поза "полузародыш"

     Итак, в позе "полузародыша" содержится хороший "здравый смысл" с точки зрения физического комфорта и функционирования организма личности; она показывает аналогичную степень приспособления к миру. Лица, которые избирают эту позу, обычно уравновешены и надежны. Они могут приспособиться к условиям их существования без чрезмерного напряжения. Они не столь ранимы, чтобы ощущать нужду в контроле над пространством постели, но и не сворачиваются вокруг себя, ища защиты перед лицом неопределенного будущего.
     Как мы увидим в следующей главе, смысл этих четырех основных поз подчеркивается (зачастую и существенно модифицируется) положением рук и ног. Существует много вариаций для этих поз, и мы их в дальнейшем рассмотрим. Примеры – позы "сфинкса" и "свастики", которые получаются из "простертой" позы; "обезьяны" и "ученика", связанные с "королевской" позой; и, наконец, "мумии" и "цепочки" – вариации позы "полузародыша". Позже мы увидим, что человек в течение ночи может принимать не одну основную позу или связанные с нею. Хорошо спящий человек двигается в среднем от двадцати до тридцати пяти раз за ночь. При этом речь идет о крупных движениях, требующих значительных перемещений всего тела. Если же человек болен или спит плохо из-за сильного беспокойства или возбуждения, то он может совершать более сотни движений за ночь. И конечно, каждый из нас совершает массу мелких движений – пальцами рук и ног, губами и челюстью.
     Некоторые исследования показали, что индивидуум может принять до дюжины различных положений в течение ночи. Однако многие из таких положений – это зеркальное отображение других, а с точки зрения психологического смысла две зеркальные позы – это во многом одно и тоже. Кроме того, многие позы принимаются лишь на короткое время, и это, в сущности, просто переходные или промежуточные позы. Например, переходя от "полузародышевой" позы к "королевской", человек может задержаться, так что верхняя часть спины уже лежит полностью на постели, а бедра и ноги еще частично повернуты на один бок. Это выглядит так, будто человек внезапно "застыл" на полпути между двумя позами. Объяснение такого явления лежит, как мне кажется, в природе БДГ-сна. Человек может начать смену позы, но оказывается неспособным ее закончить из-за "паралича", наступившего с началом сновидения. Таким образом, эти промежуточные позы не имеют специального значения, если они непродолжительны – их основа физическая, а не психологическая. Однако "перекрученная" поза, которую человек предпочитает и поэтому принимает в течение длительных периодов времени, имеет особое значение, подобные экзотические положения тела мы обсудим в шестой главе.
     Если исключить зеркальные отображения и переходные позы, то окажется, что большинство из нас принимает за ночь только две-три позы, имеющие значение для анализа поведения. Каждый из нас имеет базовый индивидуальный диапазон телесного выражения, отражающего как стандартные дискретные защиты, так и характерологические защиты, которые мы используем ночь за ночью повторяющимся образом и которые, как нам известно, для нас типичны. Мы, конечно, можем обучиться новой позе сна, например, при повреждении спины, когда будем вынуждены изменить основное положение тела во сне, чтобы способствовать выздоровлению. Но обычно человек упорно придерживается привычной позы. Она изменяется лишь с изменением нашей жизни.
     Люди, живущие в городе, во время отпуска в деревне или на морском берегу принимают другую позу сна. Если мы чувствуем себя более свободно или, наоборот, более беспокойно, чем обычно, то поза, которую мы принимаем во сне, отразит эти чувства. Позы сна (как альфа-поза, принимаемая в зоне сумерек, так и омега-поза глубокого сна) чутко реагируют на ближайшие жизненные ситуации. Если мы начинаем по-иному смотреть на мир или иначе жить в нем (скажем, в результате психотерапии), наши позы сна тоже изменятся, выражая этот новый тип поведения.
     Сложности человеческого характера весьма точно отражаются в количестве поз, которые данный человек может принять в течение ночи, и в той индивидуальной комбинации, которую он выбирает. Например, человек, ложась спать, может принять "королевскую" позу. По мере того как его уносит в мир сна, он оставляет альфа-позу, поворачиваясь на бок. Интерпретируя такое изменение, можно предположить, что этот человек думает о себе как о властелине своего существования: его мнение о себе показывает выбор "королевской" позы. Но затем, когда он уснул, глубинное отношение к жизни его выдает. Во время сна, не чувствуя больше необходимости держать марку перед внешним миром, он раскрывается как другой тип личности – чувствительный, принимающий вещи как они есть. Если он проводит большую часть ночи в позе "полузародыша", то можно заключить, что это отражает его самый существенный способ отношения к миру. Альфа-поза, которую он принял вначале, ложась в постель на спину, представляет другой аспект личности, но не ее главную ориентацию.
     Когда человек трудно засыпает, он может переменить альфа-позу на омега-позу еще до того, как уснет. Чувствуя себя подверженным беспокойству или стрессам, мешающим спать, он может ощущать неспособность вступить в мир сна в своей привычной позе.
     Бывает, что человек принимает позу, совершенно отличающуюся от привычных ему альфа- и омега-поз. Так произошло с одной моей пациенткой, молодой женщиной, которая вела весьма свободную жизнь… В те периоды, когда она получала работу или заводила новый роман с мужчиной, она обычно начинала сон на боку, а затем переходила к "простертой" позе. Но когда ее жизнь вступала в более напряженную фазу из-за потери работы или разрыва отношений, она не могла заснуть, если не принимала позу "зародыша". Только эта поза предоставляла ей в это время степень безопасности, необходимую для вступления в мир сна.
     Хотя у большинства людей есть целый диапазон поз сна, выражающих основные позиции, которые они занимают в жизни, нужно понимать, что некоторые комбинации вероятнее других. Человек, обычно спящий в "королевской" позе, вряд ли будет принимать "простертую" позу регулярно. В воскресное утро, желая поспать подольше, но будучи потревожен громким звуком проигрывателя в квартире наверху, человек, обычно спящий в "королевской" позе, может перевернуться на живот, как бы говоря: "Это моя постель, и я намерен в ней оставаться, я еще не готов вставать". Но, снова заснув, этот человек, вероятно, вернется к "королевской" позе – той, которая выражает его основной способ жизни в дневном мире.
     Читатель не должен думать, что одна поза обязательно "лучше" другой, и не должен беспокоиться, что данная поза сна выдает его как "ненормального". Спящий в "королевской" позе может, несмотря на его обычную уверенность, в какой-то момент встретиться с трудностями, и это заставит его обратиться за лечением, в то время как спящий в позе "зародыша" может никогда не испытать угрожающего стресса, который требовал бы лечения или особого внимания.
     Более того, хотя позы спящего имеют определенный смысл, нужно избегать упрощенного подхода к ним. Четыре самые общие позы, рассмотренные в этой главе, дают лишь введение к полному рассказу о позах сна. <...>
     Мы начинаем определять свои позы сна в возрасте примерно трех месяцев. Малыш, который уже приобрел возможность свободно двигаться и самостоятельно поворачиваться, начинает принимать излюбленную позу. Это происходит, когда ребенок полностью "осваивает" НБДГ – БДГ-цикл с его внутренней защитой. В детстве – начале нашей жизненной драмы – возможно экспериментирование с различными позами сна, в том числе весьма необычными. Например, некоторые дети могут пройти через период, когда они лежат лицом вниз, но так, что вес тела поддерживается коленями, а спина открыта. Эта поза, называемая "сфинксом", демонстрирует сильное сопротивление миру сна; ее можно встретить у детей, которые не любят ложиться в постель в определенное время. Замечено, что ребенок принимает определенную позу сна в возрасте около семи лет – к этому времени практически закладывается основа характера человека и в жизни.
     Иногда изменение поз сна происходит в период полового созревания, что отражает сложнейшие события, происходящие в этот критический период роста. Дочь одного из моих друзей, в сущности, здоровая девочка 12 лет, ставшая жертвой незначительного сексуального инцидента, прислала мне следующее письмо об изменении своей позы сна: "Я как раз прочла Вашу статью о сне. Видите ли, около двух лет назад я спала в позе "полузародыша". Сперва я спала на обоих боках, поворачиваясь туда и сюда (надоедает спать на одном боку). Потом я устала вертеться и выбрала самый удобный правый бок. А теперь я сплю в "простертой" позе. И я никогда не сплю на краю постели. Всегда в середине. И люблю организовать все вокруг себя. Я просто хотела, чтобы Вы это знали".
     Хотя сама девочка не подозревала, почему она сменила позу, это четко отражает ее защитную реакцию на приставание. Выбор "простертой" позы демонстрирует желание достигнуть большей безопасности в мире сна и взять под контроль свои девические эмоции. Возможно, когда она повзрослеет и память о перенесенном испытании станет не такой острой, потребность в самозащите тоже уменьшится – и в этом случае она может снова вернуться к "полузародышевой" позе. В сущности, поза сна, по-видимому, не фиксируется окончательно до восемнадцати-девятнадцати лет, когда юноша или девушка начинают освобождаться от детской зависимости.
     Как уже отмечалось, мы можем изменять позы сна в течение жизни. Это часто случается из-за физической необходимости, вызванной болезнью или ранением. Некоторые пациенты с больным сердцем любят спать в почти сидячем положении, используя несколько подушек, чтобы подпереть спину.
     По мере того как сердцу становится все труднее работать, требуется все больше подушек. Такие сердечные больные чувствуют свою неспособность принять горизонтальное положение, с которым в норме связан вход в мир сна, – они чувствуют, что само их существование, ограниченное трудностями циркуляции крови, нуждается в "подпорке".
     Заболевание и повреждение спины – это, возможно, самая обычная причина, стимулирующая изменение поз сна.
     Одна моя пациентка приспособилась к этому изменению следующим образом: лежа на спине вблизи левого края постели, она засовывала пятку левой ноги под матрас сбоку, а пятку правой – тоже под матрас, но в конце кровати; ее левая рука, вытянутая к краю постели, сжимала внутреннюю сторону матраса, а правая рука, переброшенная через верхний край кровати, сжимала этот край. Таким путем ей все-таки удавалось контролировать мир сна так же полно, как в "простертой" позе, доставляя себе достаточную безопасность, чтобы уснуть.
     Те, кто спит в "простертой" позе с руками, вытянутыми над головой, подвергаются риску получить синдром брахиоплексуса, когда нервы и кровеносные сосуды рук сжимаются из-за избыточного мускульного напряжения. Чтобы облегчить онемение и боль в руках, приходится принять другую позу сна. И опять это часто нелегко сделать, поскольку привычная поза соответствует характеру и типу психологической защиты личности. Принять новую позу сна – это, в некотором смысле, пойти против самой природы личности. Тот факт, что смена позы в таких случаях часто требует длительных усилий, показывает, как глубоко связаны определенные позы с особенностями нашей личности.
     Невролог д-р Торнер заметил, что пациенты, вынужденные спать в непривычной позе, чтобы ослабить телесную боль, возвращаются к предпочтительной позе, как только боль уменьшается. Например, пациент с больной печенью спал на правом боку. Но из-за болей ему стало удобнее спать на спине. Когда ему давали морфий и боль проходила, он снова спал на правом боку.
     Считалось, что все движения во сне связаны просто с физическими неудобствами. Врачи и исследователи думали, что сведенные мышцы или давление на определенный нерв дают стимул для ночных движений тела. Однако мои собственные наблюдения показали, что дело не в этом.
     Тот факт, что даже людям, страдающим от боли, трудно уснуть в новой позе, которая более удобна физически, но менее удовлетворительна психологически, иллюстрирует, до какой степени позы сна связаны с личностью – гораздо больше, чем с телесным комфортом. Кроме того, когда люди меняют положение своего тела во сне, они часто принимают зеркальный образ предыдущей позы (как игрок в бейсболе), а не выбирают какую-то иную конфигурацию. Несомненно, физическое неудобство играет определенную роль в ночных движениях тела, но в основном выбор новой позы имеет психологическую природу. Какую позу ни выберет человек, двигаясь в ночи, она вновь будет отражать его уникальный образ жизни в мире.

Данкелл С. Позы спящего. Ночной язык тела. Глава 4. Основные позы сна. Нижний Новгород, Изд-во: "Елень", "Арника", 1994 г. Стр. 85–102.